Ротация перед бурей

Молниеносное решение Кабмина уволить непотопляемого предправления "Нафтогаза Украины" Андрея Коболева может стать событием года

Конец апреля-начало мая оказалось периодом, богатым на новости, связанные с ротацией среди топ-менеджеров энергетического сектора Украины. Главным событием без преувеличения можно назвать молниеносное решение Кабинета Министров уволить с должности председателя правления главного газового холдинга страны "Нафтогаза Украины" Андрея Коболева, который руководил компанией более семи лет.

Александр КУРИЛЕНКО

Формальным поводом для отставки А.Коболева стало получение "Нафтогазом" по итогам 2020 г. 19 млрд грн чистого убытка, тогда как финплан пророчил прибыль в размере более 11 млрд грн.

Одновременно правительство Украины решило временно — сроком на год — назначить руководителем компании Юрия Витренко, который до этого исполнял обязанности министра энергетики, а ранее был исполнительным директором "Нафтогаза". Чуть позже Верховная Рада назначила нового главу Министерства энергетики Украины. Им стал Герман Галущенко, работавший ранее вице-президентом в "Энергоатоме".

История заклятой дружбы

Андрей Коболев заявил, что узнал о своем увольнении из СМИ. В это, кстати, поверить можно, но только в технической части непосредственно "узнавания". Тучи над главой "Нафтогаза" сгущались уже очень давно, поэтому поверить, "какая неожиданность", сложно. Можно вспомнить всего несколько сюжетов, которые ничего хорошего А. Коболеву не предвещали и раньше.

Во-первых, Ю. Витренко еще в институционально "подвешенном" состоянии написал письмо, где предложил премьер-министру Денису Шмыгалю уволить главу "Нафтогаза" А. Коболева и разорвать контракт с его самой сильной стороной в компании — всеми членами Наблюдательного совета компании.

Казалось бы, тогда Ю. Витренко не хватало буквально 20-25 голосов для назначения министром, зачем же обострять еще одно противостояние? Но можно на ситуацию посмотреть иначе: это была часть большой игры, которая велась против А. Коболева, и Ю. Витренко был только одним из таких игроков.

Впрочем, этот конфликт между теперь заклятыми "друзьями" имеет свою историю. Топ-менеджеры "Нафтогаза" воюют еще с 2018 г., когда А. Коболев отстранил Ю. Витренко от процесса корпоративной трансформации компании. В 2020 г. Ю. Витренко был и вовсе уволен из "Нафтогаза" по причине "оптимизации внутренней организационной структуры".

Но в 2021 г. атакует уже Ю. Витренко, который считает, что основанием для увольнения А. Коболева должно быть невыполнение показателей по добыче газа в 2020 г. и планы сокращать добычу. Но это только один из сюжетов.

Во-вторых, у Офиса Генерального прокурора есть несколько открытых уголовных дел по "Нафтогазу". В частности, относительно его аудита Государственной аудиторской службой.

О делах относительно компании заявляла даже Генпрокурор Ирина Венедиктова во время отчета в парламенте.

"Следствие у нас продолжается. Эти дела для нас не являются какими-то неизвестными. Они заслушиваются раз в две недели", — убеждала руководитель Офиса Генпрокурора депутатов.

Напомним, что Госаудитслужба еще в октябре 2020 г. обнаружила в деятельности "Нафтогаза" в 2018-2019 гг. нарушения, которые привели к потерям на 75.5 млрд грн. А Офис налогоплательщиков выявил нарушения в "Укртрансгазе", которые привели к занижению уплаченных "Нафтогазом" дивидендов на 35.2 млрд грн.

Ну и в-третьих, смещение с должности А. Коболева анонсировали еще при предыдущих премьерах, в частности при Владимире Гройсмане и Алексее Гончаруке.

Будучи премьером, В. Гройсман заявлял, что в марте 2019 г. Кабинет Министров объявит конкурс на должность главы правления НАК. По словам бывшего премьера, действующий контракт с главой "Нафтогаза" А. Коболевым продлевать без конкурса не будут.

С правительством А. Гончарука тоже были проблемы. Бывший министр энергетики и защиты окружающей среды Алексей Оржель публично объявлял о планах правительства сменить руководство и состав наблюдательных советов во всех 286 стратегических компаниях, в том числе и "Нафтогазе". Но получилось так, что свою должность А. Оржель покинул куда раньше А. Коболева, который еще долго оставался во главе "Нафтогаза". И когда А. Коболев устоял, Гройсман и Гончарук ушли.

Легитимней "легитимного"

И при этом нельзя сказать, что глава "Нафтогаза" А. Коболев не защищается. Скажем, он назвал политическим заказом заявления и.о. министра энергетики Юрия Витренко, а проверяющую "Нафтогаз" Государственную аудиторскую службу (ГАС) упрекнул в превышении полномочий госаудитора. Правда, не уточнил, чей политический заказ может выполнять Ю. Витренко, за которого, напомним, депутатов Верховной Рады голосовать просил лично Владимир Зеленский, и получилось все сделать более-менее нормально только после задержания топ-менеджмента "ПриватБанка".

Стратегия защиты А. Коболева — опираться на букву документов, а также на комплиментарный к нему наблюдательный совет, реформу корпоративного управления, к которой очень трепетно относится главный союзник Украины — США.

Защита и нападение через "политизацию"иантикоррупционное реформирование" не новы не только для Украины и всего постсоветского пространства, где любые кадровые перестановки норовят окрестить политическим заказом.

Стоит вспомнить таких ветеранов антикоррупционного движения второй половины 1990-х-начала 2000-х годов, как Владимир Путин, Александр Лукашенко, Юлия Тимошенко и, конечно же, "главный стипендиат фондов Джорджа Сороса" и красочный результат их работы венгерский премьер-министр Виктор Орбан. Политических успехов этих "тяжеловесов" Центрально-Восточной Европы достаточно, чтобы оценить перспективность антикоррупционной темы.

В то же время у А. Коболева на этом поприще были явные ограничения, он не политик (по крайней мере, формально), поэтому особого маневра и тем более харизмы в его риторике нет. Этим, вероятнее всего, и можно объяснить сдержанный стиль его ответов на все нападки, желание переводить все в формальную плоскость. Скажем, председатель правления "Нафтогаза" тоже комментировал уголовные дела против менеджмента, открытые Офисом Генерального прокурора. В частности, он заявлял, что в компании эти дела воспринимают как "очень настойчивое приглашение к публичной дискуссии".

"Мы готовы это приглашение принять. Нам нечего скрывать. И по государственному аудиту, по резерву долгов и по всем другим вопросам — мы абсолютно открыты", — говорил А. Коболев.

В общем, защита выглядит публичной, но очень уж косвенной, непрямой, как будто бы не хочется злить заказчика "политического заказа" (уж извините за тавтологию), которого А. Коболев прекрасно идентифицировал. Возможно, это и правильно, ведь г-на Коболева смещают уже относительно давно, но одно дело пересидеть премьера, а совсем другое дело — президента. Да и легитимностью с всенародно избранным не потягаться, даже могущественному главе "Нафтогаза".

Сам же г-н Коболев открыто говорил, что имеет право на продление контракта, а решение о назначении нового конкурса на замещение должности главы компании может принимать только наблюдательный совет компании. Следовательно, позиция Кабмина противоречит действующему законодательству. К слову, это что-то похожее на позиции с Госаудитом.

Газа нет, но вы держитесь

Возможно, одним из способов проведения "публичной дискуссии" была презентация топ-менеджерами компании 18 февраля 2021 г. новой стратегии развития компании до 2025 г. — "Стратегия 2025".

За последние пять лет это уже третья стратегия "Нафтогаза", которая предусматривает увеличение добычи. Были еще пресловутая "Программа 20/20"иТрезубец".

Стоит отметить, что в украинской бюрократической практике вообще принято перед увольнением делать только хорошее и строить грандиозные планы, направленные "против всего плохого". Потом можно будет рассказывать, что "нам не дали", помешали сделать то, что мы "запланировали".

Напомним, что еще в декабре 2016 г. Кабмин Владимира Гройсмана распоряжением №1079 утвердил Концепцию развития газодобывающей отрасли.

Она должна была быть реализована с 2016 по 2020 гг. И согласно ей, предполагалось, что в 2020 г. Украина должна была добывать 27.6 млрд куб м газа. А самая крупная газодобывающая госкомпания "Укргаздобыча" (УГД, входит в Группу "Нафтогаз") — 20.1 млрд куб м газа. Из-за этого программа инвестиций в добычу получила звучное название "Программа 20/20". То есть УГД должна была добывать 20 млрд куб м газа в 2020 г.

Надо полагать, что уже в 2018 г. было ясно, что эта программа будет провалена. В 2020 г. с учетом валовой добычи государственной УГД в объеме 14.2 млрд куб м можно говорить, что программа провалена, ссылаясь на цифры.

Соответственно, не будет большим преувеличением сказать, что к программам "Трезубец"иСтратегия 2025" нужно относиться всего лишь, как к истории прикрытия провала "Программы 20/20", причем самым незамысловатым образом. Путем отодвигания контрольной даты, а не как к серьезным программам развития. Наплодить множество программ — это тоже в стиле украинской бюрократической традиции — хоть вводите вы корпоративное реформирование, хоть не вводите.

Логично предположить, что провал давно был очевиден всем, кроме разве что Наблюдательного совета "Нафтогаза", который может топ-менеджерам и себе позволять жить по принципу: компании плохо, а нам хорошо!

Роль личности

Резюмируя, наверное, нужно отметить, что винить за провалы только одного А. Коболева будет неправильно, даже можно сказать, что это грубое упрощение. И кроме того, поможет ли увольнение увеличить добычу? Вряд ли. В таких процессах не стоит привязываться к отдельному человеку, даже если это топ-менеджер. Поможет ли назначение Ю. Витренко главой "Нафтогаза" увеличить добычу? Тоже маловероятно. По той же самой причине — у больших процессов нет привязки к отдельному человеку.

В этом, наверное, самая большая парадоксальность ситуации с самыми дорогими топ-менеджерами во всем мире. Они важны, их зарплаты растут как в частном, так и в госсекторе несоразмерно быстро, но уровень их влияния на процесс все более сомнительный. Они похожи на людей, торгующих пустотой, качественно оформленной в виде программ, пафосных речей, презентаций и слайдов. С другой стороны, правила, озвученные лучшим пролетарским менеджером всех времен и народов о том, что кадры — решают все, никто не отменял.

Возникает закономерный вопрос: зачем же тогда Президенту Владимиру Зеленскому нужен другой глава "Нафтогаза"? Ведь ради этого он пошел на дебаты с американскими партнерами. Нельзя сказать, что ради А. Коболева кто-то чем-то пожертвует в украинско-американских отношениях, а вот дежурные вопросы все же могут быть.

Можно предположить, что ответ на вопрос "зачем" покажет будущее, так как сама смена главы госкомпании сегодня выглядит, как шаг к какой-то цели, но не сама цель. Возможно, ее сегодня толком не знает и сам В. Зеленский. Но, скорее всего, это не деньги "Нафтогаза", как думает часть наших экспертов, потому что варианты доступа к ресурсам "Нафтогаза" были, есть и будут доступны украинской власти. Речь идет о чем-то большем. Вероятно, газовый рынок Украины ждут интересные новости.

Copyright © ЦОИ «Энергобизнес», 1997-2021. Все права защищены
расширенный поиск
Close

← Выберите раздел издания

Искать варианты слов
 dt    dt